Четыре принципа. Транскрипт #4

19 августа 1990 года

Роберт: Я хочу раскрыть вам один маленький секрет. Проблем нет. Нет проблем. Никогда никаких проблем не было, сегодня проблем нет, и никогда не будет никаких проблем. Проблемы просто означают, что мир не поворачивается так, как вы хотите. Но, по правде, проблем нет. Все разворачивается так, как должно. Все правильно. Вы должны забыть о себе и расширять ваше сознание до тех пор, пока не станете всей вселенной. Реальность на заднем плане вселенной – это чистое Осознавание. У него нет никаких проблем. И вы есть Это.

Если вы отождествляетесь с телом, тогда проблемы есть, потому ваше тело всегда попадает в проблемы какого-то рода. Но если вы учитесь забывать о вашем теле и уме, где проблема? Другими словами, оставьте ваше тело в покое. Просто проявляйте по отношению к нему достаточную заботу. Немного занимайтесь упражнениями, кормите правильными продуктами, но не думайте о нем слишком много. Удерживайте свой ум на реальности. Соедините свой ум с реальностью, и тогда вы будете испытывать реальность. Вы будете жить в мире без проблем. Для других может казаться, что в мире есть проблемы, но не для вас. Вы все будете видеть по-другому, с высшей точки зрения.

На этой неделе у меня был интересный звонок. Кто-то спросил: «Видят ли сны самореализованные люди, есть ли у них видения?» Нет, чтобы были сны или видения, должен оставаться кто-то, у кого они есть, и если вы самореализованы, никого нет дома. Никого не остается. Это противоречие, такова истина. Вся истина – это противоречие, парадокс. Ответ такой: мудрецы действительно иногда видят сны, у них бывают видения. Но они осознают видящего сны. Другими словами, они понимают, что то, кем они являются, не есть человек, видящий сон или видение. Но пока есть тело, где-нибудь будут сны и видения. Хотя никого нет дома, все равно будут, время от времени, сны или видения.

Например, РаманаМахарши часто видел сны и имел видения. У Нисаргадатты Махараджа были видения. Они оба были самореализованы. Но,опять-таки, вопрос в том, кто видит сны, у кого видения? Эго не остается, пока видящий сон отделен от «я». Я могу говорить только из своего собственного опыта. Для меня нет разницы в состоянии бодрствования, сновидения и сна без сновидений, или состоянии с видениями. Это одно и то же. Я осознаю все состояния, но не являюсь ими. Я наблюдаю их. Я вижу, как они происходят. По сути, иногда я не знаю различий. Иногда я не знаю, сплю ли я, пробужден ли я, видение ли у меня или я в глубоком сне. Это все одно и то же, потому что я делаю шаг назад, и я вижу себя, проходящего через все это.

Итак, по каким-то причинам, недавно мне снилась королева Англии. Она пришла на сатсанг. Я не знаю, почему… так было три ночи подряд. Но этим утром у меня было действительно интересное видение, где-то около четырех утра.Все остальное время мы проведем, обсуждая его, потому что я нахожу это очень интересным.

Как многие из вас знают, у меня периодически было постоянное видение, в котором я шел к Аруначале, святой горе, где жил Рамана Махарши. В видении гора была пустой внутри. Я иду сквозь гору в центр, там яркий свет, в тысячу раз ярче, чем солнце, и вместе с тем, он приятный, спокойный и без жара. Затем я встречаю Раману, Иисуса, Рама Кришну, Нисаргадатту, Лао Цзы и других. Мы улыбаемся друг другу, идем друг к другу и сливаемся в один свет, становимся одним. А затем ослепляющий свет и взрыв, что-то вроде этого. Потом я открываю глаза. Я с вами уже делился этим раньше.

Но этим утром, в первый раз у меня было очень интересное видение, которым я поделюсь с вами. Мне снился сон, будто я был где-то на открытом красивом поле. Рядом были озеро, деревья и лес. Я сидел под деревом на этом открытом поле. На мне была оранжевая роба отрекшегося. Должно быть, я был буддистом. Вдруг сотни бодхисатв и махасатв выходят из леса и начинают идти ко мне. Все они садятся полукругом вокруг меня в медитации, и мне становится любопытно, что же я сделал. Затем я осознал, что стал Буддой. И все сидели в тишине около трех часов.

Затем один из боддхисатв встал и задал вопрос. Он сказал: «Мастер, каково твое учение?» Это было не по-английски. Я не знаю язык, на котором разговаривал. Но я понимал его достаточно ясно. Без сомнения, я сказал: «Я учу самореализации Благородной Мудрости». И он обратно сел.

Еще часа три мы просидели в тишине, затем другой боддхисатва поднялся и задал вопрос: «Мастер, как вы можете сказать, что кто-то близок к самореализации? Как вы можете сказать, что кто-то вот-вот станет самореализованным? Как это можно сказать?»
Именно об этом я бы хотел поговорить сегодня. Как мы можем сказать, что находимся на верном пути? Я дал четыре принципа, что обычно никогда не делаю в бодрствующем состоянии. У меня нет учения. Но я давал учение, поэтому поделюсь с вами. Я объяснял четыре принципа, по которым вы знаете, что вы близки к самореализации. Конечно, все мы уже самореализованы.

Принцип номер один: у вас есть чувство, полное понимание того, что все, что вы видите, все во вселенной, в мире исходит из вашего ума. Другими словами, вы чувствуете это. Вам не нужно думать об этом или пытаться это вызывать. Это приходит само по себе. Это становится частью вас. Понимание того, что все, что вы видите, — вселенная, люди, червяки, насекомые, царство минералов, царство растений, ваше тело, ваш ум, все, что проявляется, — это проявление вашего ума. У вас должно быть это ощущение, это глубокое безусильное понимание.

Поэтому спросите себя: «О чем я думаю на протяжении всего дня? Конечно, если вы чего-то боитесь, если вы волнуетесь, если вы считаете, что где-то что-то не так, если вы думаете, что вы страдаете от нехватки, ограничений, болезни или чего-либо, тогда вы совершенно вне этого, потому что вы не понимаете, что все это просто-напросто является проявлением вашего собственного ума. Если вы беспокоитесь об этом, то становитесь привязанными к ложному воображению. Это называется ложным воображением. Много лет вы были привязаны к энергии привычки, и все эти привязанности и убеждения исходят из энергии привычки.

Это как смотреть ТВ-шоу и становиться одним из героев в то время, как вы знаете, что вы даже не на телевидении. Но вы верите, что вы один из героев ТВ-шоу. Точно так же с миром. Не вовлекайтесь. Я не о том, чтобы становиться пассивными. Я о том, что ваше тело делает то, что должно делать. Помните, что ваше тело пришло на эту землю, чтобы делать что-то. Оно будет делать что-то без вашего знания. Оно само о себе позаботится, не беспокойтесь. Но не отождествляйте себя со своим «я». Это разное. Ваше тело не вы. И я докажу это.

Когда вы ссылаетесь на свое тело, что вы говорите? Разве вы не говорите: «Мое тело»? Кто этот «я», на кого вы ссылаетесь? Вы говорите: «Мой палец, мой глаз» На кого вы ссылаетесь? Это не может быть ваше тело, потому что вы говорите «мое тело», словно вы владеете им. Кто им владеет? Это доказывает вам, что не являетесь вашим телом. Поэтому не отождествляйте себя с телом и миром.

Поэтому первый принцип, по которому видно, что вы близки к самореализации это: вы не ощущаете, что отождествляетесь с миром. Вы отделены и чувствуете счастье, потому что ваше естественное состояние – это чистое счастье. Как только вы отождествляетесь с мирскими вещами, то нарушаете его. Счастье исчезает, растворяется. Когда вы отделены от мирских вещей, счастье присутствует автоматически, прекрасное, чистое счастье. Оно приходит само по себе. Итак, это первый принцип.

Второй принцип, который я объяснял боддхисатвам, это: у вас должно быть сильное ощущение, глубокое понимание, что вы не рождались. Вы не рождались. Вы не переживаете жизнь, и вы не исчезаете, вы не умираете. Вы должны ощущать, что не рождались. Вы понимаете, что это значит? Нет причины для вашего существования. Нет причины для ваших страданий. Нет причины для ваших проблем.

Некоторые из вас все еще верят в причину и следствие. Это правда в относительном мире, но в мире реальности причины нет. Ничто никогда не случалось. Ничто никогда не создавалось. Творения нет. Я знаю, что это трудно постичь. Как я существую, если я не был рожден, у меня нет жизни и я не исчезну в пожилом возрасте? Вы существуете как «Я ЕСТЬ». Вы всегда существовали, и всегда будете существовать. Вы существуете как чистая Разумность, как Абсолютная Реальность. Это ваша истинная природа. Вы существуете как сат-чит-ананда. Вы существуете как блаженное сознание, но вы существуете. Вы существуете как пустота, как нирвана, но вы существуете. Поэтому не беспокойтесь о не-существовании. Но вы не существуете как тело. Вы не существуете как личность, место или предмет. Вы чувствуете это? Если у вас есть сильное ощущение этого, тогда вы близки к самореализации.

Принцип номер три: у вас есть глубокое понимание безэгостности всего, вы осознаете, что ничто не имеет эго. Я говорю не только о разумных существах. Я говорю о царстве минералов, о царстве растений, о царстве животных, о царстве людей. Ничто не имеет эго. Эго нет. Вы понимаете, что это означает? Это означает, что все свято. Все есть Бог. Только когда появляется эго, Бог исчезает, то, что мы называем «Богом». Все становится Богом. У вас есть почтение ко всем и всему.

Итак, вы должны осознавать безэгостность всего. Эго нет у животных, эго нет у минералов, эго нет у растений, и у людей нет эго. Нет причины, поэтому не может быть следствия. Есть только божественное Сознание, и все становится божественным Сознанием. Если вы будете смотреть на ближнего, на животных и на все остальное как на не имеющих эго, тогда будете видеть их как Себя. Разве вы не видите это?

Эго является причиной разделения. Когда я полон эго, я становлюсь сильнее внутри себя. Я становлюсь полностью отделенным. Чем больше вы любите себя как личность, тем больше ваше эго. Вы говорите: «Ну, а что, я не должен любить себя?» Вы должны любить себя, но о каком «я» мы говорим? Мы не говорим о «я»-теле, потому что это приходит и уходит. Мы говорим о вашем постоянном истинном Я, которое всегда было. Ваше постоянное истинное Я — это я, вы, мир, вселенная, всё. Это есть ваше постоянное истинное Я, безэгостность. Только тогда вы можете любить ваших собратьев, человеческих существ, когда у вас нет эго. Вот как вы можете сказать, где вы, близки ли вы к самореализации. Это принцип номер три.

Принцип номер четыре просто такой: у вас присутствует глубокая уверенность, глубокое понимание, глубокое ощущение того, что такое самореализация благородной мудрости на самом деле. Что такое самореализация благородной мудрости для вас? Вы никогда не сможете узнать, пытаясь обнаружить, что это такое, потому что это есть Абсолютная Реальность. Вы можете постичь это, только узнавая, что им не является.
Итак, вы говорите: «Это не мое тело, это не мой ум, это не мои органы, это не мой ум, это не мой мир, это не моя вселенная, это не животные, это не деревья, не луна, не солнце, не звезды, это ничто из всех этих вещей.» Когда вы прошли через все, и ничего не остается, то, что есть, — нирвана, пустота, окончательное Единство.

В любом случае, я объяснил эти четыре принципа всем боддхисатвам и всем махасатвам. Затем мы просидели три часа в медитации, они встали и ушли обратно в лес. Затем был вспышка света, и я открыл глаза. Что вы думаете об этом? Какие-нибудь вопросы?

У.Д. Это был сон или видение, как вы их различаете?

Р: Я на самом деле не знаю, если сказать по правде. Обычно я осознаю, что происходит, поэтому все время я осознавал, что имеет место видение. (У.Д.: Включая это время?) Да, я осознал, что делал все это. Это было так, словно я смотрел, как все происходило. Но никогда не было так, чтобы я действительно стал сном или видением. (У.Д.:Или вы чувствовали себя полностью захваченным этим?Вы все время наблюдали это.)Правильно, я все время наблюдал. Это было словно вездесущий наблюдатель. Итак, это учение, так можно сказать, что вы приближаетесь к самореализации. Вы помните эти четыре принципа? Глен, почему бы тебе не повторить их для Джорджа, так как он пришел позже? (У.Г.: Я не думаю, что я помню все четыре.) Я считаю, что очень важно их помнить. Какие вы помните? (У.Г.: Что второй принцип в том, что все не имеет эго.) Нет, это третий. (смеется) Сам, как на счет вас? Какой первый принцип?

У.М.: Перестать отождествляться… (Р: Видите, как легко мы забываем?)

(еще угадывают)

У.Д.: Все исходит из ума?

Р: Это правильно. Вся вселенная является проявлением ума, всё. Вам нужно ощутить это, и узнать, что это правда.

У.С.: Пока мы отождествляемся с телом и умом, мы не очень далеко.

Р: Правильно. Вы – это часть мира. (У.С.: Как мы можем это сказать кратко?) Базовый? (У.С.: Первый?) Первый принцип в том, что все, я имею в виду все: царство минералов, царство растений, царство животных и царство людей – все, что ваши органы чувств показывают вам – есть творение ума. Вы проецируете картинку, точно так же, как вы проецируете движущуюся картинку, и все, что вы видите прямо сейчас в этой комнате, исходит из вашего ума. Вы можете сказать: «Как же мы можем вместе видеть одно и то же?» Это из-за энергии нашей привычки, в которой мы были воспитаны. Нам всем вместе кажется, что мы видим одно и то же, одну и ту же картинку. Это номер один. Какой второй? Кто может мне сказать? Бен, ты помнишь?

(ученики пытаются вспомнить)

У.Н.: Мы не рассматриваемся, мы просто ничто.

Р: Мы просто ничто? Звучит не слишком хорошо. (смеется) (У.Н.: Мы не рождены и никто не умирает?) Это правильно, но есть еще кое-что. Мы не рождены. У нас нет существования. Между тем, как мы рождаемся и умираем, если на самом деле мы не имеем существования. И мы не умираем. Нет исчезновения.

У.Д.: Как бы вы подытожили это? Что мы есть не-существование, или что у нас нет ни начала, ни конца? (Р: И то, и другое правильно. У нас нет причины.)

У.М.: То есть вы говорите, что существование подразумевает наличие относительной причины… (Р: Да.) … и существование может быть только в относительно мире… (Р: Да.) …и в действительности мы не являемся его частью? (Р: Точно.)

У.Н.: А не-существование? (Р: Не-существование тоже не существует.)

У.Т.: Ну тогда, разве вы не могли бы сказать, что ум тоже не существует. Я о том, что вы говорите, что все, что существует… (Р: Все, что вы объясняете, не существует.) Но до этого вы сказали, что все исходит из ума. Как вы можете это говорить? (Р: Да, потому что вы проецируете картинку.) Но тогда у вас есть ум. (Р: У вас нет ума.)

У.Д.: Я думаю, что он имеет в виду все на земном плане мира.

Р: В относительном мире. В действительности, ума нет. Именно так возникает картинка. Ум проецирует целую вселенную. Когда вы избавляетесь от ума, вселенной нет. Мы должны убить ум, и вся вселенная уничтожена, потому что именно ум проецирует вселенную и рассказывает нам все эти истории. Подумайте на мгновение о всех проблемах, которые вы считаете, у вас есть. Подумайте о том, что вас беспокоит. Вы можете четыре часа рассказывать вашу историю. Это неправильно, и то неправильно. Все это проекции ума. Избавившись от ума, все прекращается, и в результате получается красота, радость и блаженство. Но вы закрываете красоту, радость и блаженство, когда беспокоитесь, боитесь, думаете, что где-то что-то не так. Итак, это принцип номер два. Какой третий? Кто может сказать?

У.Н.: Безэгостность.

Р: Правильно, все является безэгостным. Не только человеческие существа, но и все: горы, деревья, солнце, ничто не имеет эго. Это означает, что оно не имеет существования. Тогда откуда оно появилось? Когда вы видите сон, откуда появляется сон? Из того же места — из ниоткуда, из ложного воображения.

У.Д.: Я не понимаю выражение «ложное воображение», потому что слово «воображение» подразумевает определенную фальшь.

Р: Мы воображаем ложный мир и ложное эго. (У.Д.: Это что-то вроде парадоксального высказывания.) Конечно, все это парадокс, потому что это не существует. Но мы это так воображаем. По этой причине, я всегда возвращаюсь к голубому небу. Кто-то выводит меня на улицу и говорит: «Посмотрите на красивое голубое небо» Я соглашаюсь с ним, но глубоко внутри знаю, что это неправда. Нет неба, и нет голубого, это не существует. Или оазис в пустыне, вода, это не существует, это мираж, и мир — то же самое. Вселенная существует только в состоянии бодрствования. Это как сон. А сейчас, какой четвертый принцип? Номер четыре это?

У.Т.: Он имеет какое-то отношение к тому, что мы есть ничто.

Р: (смеется) Ну, все имеет к этому отношение. Но на самом деле это о том, чтобы иметь понимание, глубокое осознание того, что такое самореализация благородной мудрости.

У.Д.: А как отличается благородная мудрость от обыкновенной мудрости?

Р: Не отличается, это то же самое, только более мирское. Это буддистское выражение.

У.Т.: У них есть все эти действительно длинные выражения. А потом они всегда рассказывают, что это такое. Они называют это, как оно есть, вместо того, чтобы дать этому имя.

Р: Восьмеричный путь, а затем они тратят годы на то, чтобы объяснить его. Но когда вы достигаете высшего учения, нет ничего. (У.Т.: Могли бы повторить четвертый еще раз?) Четвертый заключается в том, что единственный способ узнать, что такое самореализация – это понять, что этим не является. И то, что остается, — это оно и есть. (У.Д.: И это и есть благородная мудрость?) То же самое. Итак, вы говорите, это не тело, это не ум, это не мои органы, это не мои чувства, это не мир, это не солнце, это не вселенная, это не Бог, это не творение, и вы так продолжаете и продолжаете. Когда у вас заканчивается дыхание и слова, это оно.

У.Д.: Это и значит выражение «нети-нети»? (Р: «Не это, не то», да.)

У.Н.: Это словно нигде, нигде, если разделить эти два слова, есть «ни где».

У.С.: Но ведь это скучно? Когда все это уходит и ничего нет?

Р: (смеется) Нет! Видите ли, так думают люди. Поэтому ранее я объяснял, что ум будет заставлять вас говорить так, потому что он не хочет быть уничтоженным. Он хочет управлять вами, полностью вас контролировать, потому что такова его природа. Это природа ума, который не существует.

У.Д.: Это звучит как инстинкт выживания. Эго хочет выжить. (Р: Конечно, эго хочет выжить.) Инстинкт выживания. (Р: Точно.)

У.Т.: Когда вы медитируете, то полностью отделяетесь от этого физического мира и всего?

Р:Когда кто медитирует? Когда я лично медитирую? (У.Т.: Угу.)Обычно, я не медитирую. Иногда я сижу с закрытыми глазами, но это только для того, чтобы отдохнули веки. (смех)

У.Д.: Потому что никого нет, правильно? Нет никого, чтобы медитировать.

Р: Чтобы медитировать, должен быть кто-нибудь. (У.Д.: (ученики говорят между собой) ученик с вопросом) Он чувствует, что он есть не что-то, ничто. Пока вы самореализованы, вам нужно знать, о чем бы они могли медитировать?)Это не означает, что вы должны перестать медитировать. Это означает, что вы должны просмотреть эти четыре принципа, сравнить их с тем, где находитесь вы, и работать над собой с тем, чтобы вы мы могли применять эти четыре принципа к себе каждый день, до того дня, когда вам уже больше не нужно будет о них говорить. Вы просто становитесь полным проявлением этих принципов.

У.С.: Работать над ними, но вы никогда не прилагаете усилий? Это я нахожу…

Р: Вы просто постигаете. Вы осознаете. (У.С.: Вы можете и с этим играть в игры ума. Есть принцип и скажем: «Ладно, я не буду смотреть на эти вещи и отождествляться с ними.» Я не знаю, можно ли так начинать?) Нет, так не надо начинать. Вы начинаете с помощью бдительности. (У.С.: Чем?) С помощью бдительности, осознавая все свои действия с того момента, как вы встали утром. (У.Д.: Или наблюдая себя.) Наблюдая себя. Например, какие первые мысли приходят, когда вы открываете глаза? Это неважно, просто смотрите. Не пытайтесь поменять их, именно тогда ум поборет вас. Именно тогда начинаются игры, о которых вы говорите. Но если вы не стараетесь ничего поменять, и вы просто смотрите, это убьет их.

У.Д.: То есть самонаблюдение и бдительность – это то же самое? (Р: Да.)

У.Т.: И еще кое-что, чему этот человек научил меня, когда вы говорите, чтобы просто смотреть на все. Он также говорил о приятии всего.

Р: То же самое, да. Вы не боретесь, вы не пытаетесь изменить. Мне не нравится использовать слово «приятие», потому что если к вам приходят какие-то ужасные мысли, зачем вам принимать их? Вы не принимаете и не отвергаете. Просто смотрите на это. (У.С.: То есть это так же, как когда у вас были видения и что там, вы просто сидели и смотрели их?) Я просто смотрел. Это не было ни плохо, ни хорошо. Только наблюдайте.

У.А.: Могу я это прокомментировать? Это ведет к следующему. Я захвачен сейчас одной областью – аскезой.(Р: Хорошо.) Я размышлял о другом подходе. Мне так кажется, что, например, если мы пользуемся преимуществами вентилятора, потому что мы ощущаем этот прохладный воздух, наше внимание действительно… это приходит от нашего внимания к телу. Мы сидим здесь, все принимаем участие, и в этой связи мы можем участвовать в чем угодно благодаря положительным усилиям всех остальных. Это говорит о том, что есть реальность и эволюция, и что есть рост в этой сфере.

Так может быть, было лучше отклонить это внимание к физическому «я». Может быть, было бы лучше просто избавиться от вентилятора? Тогда нам не надо было бы думать, что жарко, что нам нужно включить вентилятор. Пользуясь вентилятором… и, конечно же, это только один побочный пример, мы признаем реальность тела. Мы признаем реальность Я, потому что это нас действительно интересует в данный момент здесь и сейчас со статусом «я» в физическом мире. И мы это подчеркиваем, мы продолжаем об этом, мы развиваем это. Почему бы не пойти в другом направлении? Почему бы не выключить вентилятор?

Р: Потому что пока вы находитесь на пути, почему бы не иметь комфортные условия? Вот так просто. (У.А.: Ладно, а почему я не могу иметь роллс-ройс, стоящий там, на улице, это было бы очень комфортно для меня.) Так вперед, кто сказал, что вы не можете? Мы не говорим о том, как жить. Жизнь в мире не имеет к этому никакого отношения. Вы можете быть богатыми, вы можете быть бедными, вы можете быть здоровыми, вы можете быть больными. Это не имеет никакого отношения к этому, вот в чем суть.

У.С.: Как это будет происходить?

Р: По вашей карме. Если вы кармически должны иметь роллс-ройс, ваше тело будет иметь роллс-ройс, нравится вам это или нет. Но это не имеет никакого отношения к этому.

У.Д.: У меня такое чувство, что это также исходит от сверхчувствительности к жаре, но если бы у нас не был включен вентилятор, я бы больше сосредотачивался на теле, чем тогда, когда я в комфорте. (У.А.: Да, но здесь особенная ситуация.) Разве это не относится к каждому, что когда вам комфортно, вы не отвлекаетесь? (У.А.:Прямо сейчас я осознаю приятное.Я осознаю… свое внимание, повернутое к моему телу, потому что каждый раз, когда я чувствую вентилятор, я чувствую ощущения.)

У.Н.: Это хорошо, каждый раз, когда вентилятор поворачивается, это хорошо.

У.А.: Так внимание направляется скорее к преходящему и физическому, чем к другому…

Р: Тогда вы должны работать над этим. Если бы вентилятор был выключен, вы бы потели и думали об этом.

У.Д.: Я об этом и говорил. Если бы нам было некомфортно, мы бы больше…

У.А.: Было бы хуже, если как вы говорите, да. Но это очень важный момент.

У.С.: Вы преследуете наслаждения.

Р: Это две стороны одной монеты.

У.Т.: Может быть, сейчас, когда мы на нашем пути к самоосуществлению. Может быть, позже, когда мы продвинемся, мы сможем сидеть в комнате без вентилятора и чувствовать себя комфортно. Сейчас, пока мы…

Р: Само-осуществление это Маслоу, не надо об этом. (смех)

У.Т.: Вы знаете, есть кое-что, что бы я хотел поднять на поверхность. У меня большие сложности со словами. Я бы хотел общаться без слов. (Р: Это хорошо. Вы можете.)Из-за правильных определений и… (Р: Я знаю.) …это то, что я хотел у вас спросить, были ли у вас трудности в том, чтобы дать определение самореализации?

Р: О, да, потому что я должен использовать слова. Поэтому, когда вы узнаете меня лучше, то лучше мы будем сидеть в тишине и много не говорить. Тогда вы получаете прямое учение, оно тихое. В тишине вы получаете высшее учение. Но если нам нужно использовать слова, мы должны делать все, что можем. Давайте послушаем музыку.

(играет музыка.)

(продолжается обыкновенный разговор на разные темы во время прасада)

Р: Есть три способа, которые мы используем, чтобы помогать себе на пути, это для того, чтобы мы могли осознать то, о чем говорили до этого. Номер один – самоотдача, когда мы полностью сдаемся Богу, или истинному Я. Но для большинства людей это сложно. Это звучит легко, но это не так. Это значит, что у вас нет своей жизни. Вы целиком и полностью все отдаете Богу, совершенно все. Все части вашей жизни идут к Богу: «Да будет воля твоя» Это преданность, бхакти. Опять-таки, это звучит просто для некоторых людей, но это не так, когда вы приходите к этому, потому что это означает, что каждое решение, которые вы должны принимать, вы оставляете Богу. Вы отдаете свой ум Богу, целиком, полностью, абсолютно. И это приводит вас к самореализации.

Номер два – это бдительность, мы об этом говорили, стать свидетелем. Постоянно смотреть за собой. Наблюдать свои мысли. Наблюдать свои действия. Сидеть в медитации и наблюдать, что происходит в вашем уме. Не пытаться ничего изменить или исправить. Только наблюдать. Становиться свидетелем своих мыслей в медитации и своих действий в состоянии бодрствования.

И номер три – это тот, который я советую, самоисследование. Спрашивать себя: «К кому приходят все эти проблемы? К кому приходит карма? К кому приходит это страдание? Это приходит ко мне? Тогда, что такое «я»? Я есть я. Кто я? Откуда появилось «я»? И отслеживать «я» до его источника. Вы можете использовать любой из этих трех методов, тот, который подходит вам больше всего. Любыми способами делайте что-нибудь. Не тратьте свою жизнь на легкомысленные поступки. Работайте над собой, если вы хотите стать свободными.

Это не значит, что вы должны бросить ходить в кино, ходить на работу или что-нибудь. Ничего не бросайте. Просто осознавайте то, что вы делаете. Вы становитесь осознающим существом. Вы становитесь осознающим свои действия. Вы становитесь любящим, сострадательным, мягким со всеми людьми. Вы перестаете пытаться быть первым. Большинство из нас говорит: «Первый. Я первый» Забудьте об этом. Так вы страдаете, это эго. Это трудно понять, когда вы отбрасываете свое эго, как ваша жизнь может быть лучше? Но это так. Попробуйте, и увидите.

Когда вы перестаете думать о себе, ваше я становится вездесущим, это означает, что вы думаете обо всех, как о себе. Тогда, если человеческое существо страдает, вы тоже страдаете. Но, в некотором смысле, мы отличаемся от буддистов, не сильно, немножко. Потому что бодхисатва говорит, что не будет реализованным, пока все не станут реализованными. Но потом у них есть высший бодхисатва, который называется «Архат». Это как «авадхут» в индуизме, тот, кто стал самореализованным самостоятельно, потому что он понял, что его Я есть Я всего. Вот что мы принимаем. Другими словами, если вы хотите помочь вашим собратьям, если вы хотите сделать этот мир лучше, чтобы жить в нем, сначала найдите Себя, а все остальное позаботится о себе само.
Есть вопросы по этому поводу?

Четыре принципа — 2У.Ф.: Вы упоминали самонаблюдение или наблюдение своих мыслей.. (Р: Да.)Разве это не одна и та же мысль, только смешанная в наблюдателя и наблюдаемое или то же…?

Р: Только когда вы наделяете ее силой, когда вы так думаете, вы так и делаете. Но когда вы просто останавливаетесь и смотрите, действия не происходят, ничего не движется. (У.Д.: Разве смотрение – это не действие?) Но вы не смотрите, только наблюдаете, смотрите, но не вы. Что-то есть, но это не вы. Только когда вы думаете «я смотрю», возникают проблемы.

У.С.: Разве это не голос, который говорит: «К кому приходит страдание?»

У.Д.: Да, это то же самое.
 (Р: Да, то же самое, да.)

У.С.: Потому что я наблюдал этот голос, потому что после этого чувствуется успокоение, или что-то начинает растворятся, затем вы начинаете делать это…

Р: На самом деле, вы используете ум, чтобы уничтожить ум. (У.С.: Но вы не отождествляетесь с этим?) Вы не отождествляетесь с этим, но когда вы говорите: «К кому это приходит», вы используете ум. (У.С.: Это не истинное Я, не так ли?) Это ум. (У.С.: Это все еще ум.) Но вы его используете, чтобы избавиться от ума. (У.С.:Он становится все больше и больше направленным, чтобы вы могли растворить.) Да. Только когда вы думаете, что это вы, есть какая-то карма, или действие.

У.Ф.: То есть, на зрелом этапе наблюдения мыслей будет такой момент, когда не будет осознавания наблюдения? (Р: Нет, осознавания нет) Наблюдение, и вещи, которые наблюдаются, без кого-то, кто бы осознавал наблюдение, и это есть зрелая стадия наблюдения? (Р: Правильно, да).

У.С.: Это трудно сделать, сначала, когда вы начинаете наблюдать, говорить: «К кому это приходит?» и иногда у вас есть ощущение растворения или как там еще, а иногда тело очень сильно. (Р: Конечно, оно сильно. Тогда попробуйте что-то еще.)Ладно, тогда мы это исправим… (смеется)

Р: Вы просто пробуйте или спрашивать себя, или наблюдать за собой, или самоотдачу. Вы можете сказать: «Ладно, Бог, забери это у меня, я все отдаю тебе». Это есть полная сдача Богу, дать все Богу, все отдать. (У.С.: А если это о том, что я не хочу идти?) Но это то, что вы должны сделать.(У.С.: Если у вас боль или что-то такое, и вы говорите:«Забери это?») Отдайте это Богу, скажите: «Забери это, возьми, Бог, это твое, я не имею к этому никакого отношения» Вы должны делать то, что вы должны делать, в зависимости от того, где вы находитесь, но делайте что-нибудь любыми средствами, или же вы можете просто сесть и ничего не делать, это тоже помогает.

У.Д.: Я думаю, что отпускать – это то же самое, как и брать контроль над собой, только немного легче, с небольшой разницей.

У.С.: Что по поводу сна? (Р: Что по поводу сна?) Если у вас есть определенные чувства, и потом вы делаете так: «Я просто пойду и прилягу.»

Р: Когда вы должны это делать, то делайте. (У.С.: Это похоже на отпускание?) В каком-то смысле. (У.С.: Я борюсь с этим, вы знаете.Мне это не нравится.)Не боритесь ни с чем. Это дает вам еще одну возможностью расслабиться, и когда вы проснетесь, то можете начать снова.

У.Т.: Все равно,иногда кажется, что когда у них есть проблемы, они, вроде, все идут поспать, и опять идут поспать, и опять. (У.Д.: Да, это может быть настоящей проблемой.)

Р:Это те люди, которые не работают над собой, но те из нас, кто осознает…

У.С.: Вы можете наблюдать это в себе, как боретесь в своем сне, хотя это на самом деле то, что я хочу делать, но, может быть, что-то говорит мне, может быть, именно это вы должны делать, и отпускать, и не бороться со сном.

Р: Я об этом и говорю, не нужно ни с чем бороться, просто идите спать, а когда проснетесь, начинайте опять там, где остановились. (У.С.: Иногда, когда я просыпался, я чувствовал себя еще хуже.Поэтому я избегаю засыпания.)

У.Д.: Потому что вы используете его, чтобы убегать.

У.С.: Нет, я действительно сильно чувствовал, что просто не мог… Ну, я как бы сижу здесь: «Почему бы тебе просто не позволить себе поспать, ладно, я просто разрешу себе поспать», и я иду спать, и просыпаюсь, и мне могло потребоваться около часа, чтобы вернуть себя назад…

Р: А теперь, начиная с этого момента, как вы будете реагировать, если проснетесь и будете чувствовать себя лучше? (У.С.: Отрешиться от этого?) Наблюдайте это, смотрите на это, даже если вы чувствуете себя плохо, неважно, насколько плохо вы себя чувствуете. (У.С.: Не бояться? Мне становится страшно, видите ли, это происходи так: «Так, что это значит?» Я начинаю спрашивать. Видите, вот что происходит, и я спрашиваю: «Теперь, почему это происходит?») Вы можете спросить: «К кому это приходит?» Но наблюдайте это, смотрите на это, позвольте себе бояться, не пытайтесь изменить это.

У.К.: Наблюдать себя боящегося? (Р: Просто будьте наблюдателем того, что происходит.)

(ученики обсуждают разные способы с другими учениками)

У.А.: Я бы сказал, что сегодня мой ум полон ереси. (смеются) Сегодня очень трудно отпустить идею из библии, что «Я есть лоза, а вы ветви». Что великая драма реализации проживается в каждом по-разному, в каждом человеческом существе, и в этойжизни эта драма важна! (Р: В относительном мире.) Сегодня я не могу это принять. (Р: Не принимайте!) (смех) У меня такое чувство, могу сказать, божественное существо, или Бог, как я должен сказать, восторгается быть в индивидуальной драме, индивидуальном приключении. (Р: В относительном мире это правда.) Роберт, я хотел спросить об этом, это мое понимание, я не знаю, оно о том же? Мне было любопытно, разве самоотдача, самоотдача разве это не… например, решить, конечно, всегда в плане преданности Богу, пытаться жить, как кто-то живет, со всеми своими демонами, всеми своими злыми поступками – со всем, и воспринимать жизнь так, как она идет, и принимать ее. Конечно, зная при этом, что действия имеют последствия, и действие придет, и принимать все. Я понимаю, что если преданность сильная, все начнет потихоньку двигаться, начнет раскрываться как прекрасное, более интегрированное бытие, и может быть, начало самореализации. Другими словами, если есть преданность, самоотдача, неважно, что вы делаете, все само о себе позаботится.

Р: Правильно, это очень верно. Вы сдаетесь Богу, и больше не должны беспокоиться о своей жизни.

У.Ф.: Я о том, что вы не должны безрассудно наблюдать вспышку эгоизма или…?

Р: Нет, если вы предаетесь Богу правильно. (У.Ф.: Потому что может быть так, что вы действуете, например, из другого наблюдателя, но вы продолжаете придерживаться преданности и сдаче, даже если вы для других наблюдателей, внешних, выглядите…) Представьте, что у вас есть ведро грязной, вонючей воды. Ведро простояло годы, и вода очень грязная. Но в крыше есть дыра, каждый раз, когда идет дождь, капает капля и начинает очищать воду. Может быть, через двадцать лет вода очистится и станет чистой. Именно так происходит и с нами. Чем больше мы сдаемся, как вы говорите, тем больше становимся чистыми, понемногу, понемногу, и все само о себе позаботится, если вы сдадитесь как надо.

У.Д.: Это ведь бхакти, вы же об этом говорили, когда рассказывали про разные способы, которые можно использовать. (Р: Да.) Примерно так же, как и бхакти? Как противоположность самонаблюдению. (Р: Да.)

У.Н.:Хорат упомянул принятие, Дана тоже упоминала принятие, а Роберт раньше говорил: «Не принимайте, только смотрите», потому что когда вы принимаете, есть кто-то, кто принимает. Только смотрите, потому что, когда вы принимаете, это звучит так, будто вы подтверждаете эго опять, только смотрите. Поэтому принятие – это хорошо, но вы можете также просто смотреть. (У.Д.: Да, смотреть без осуждения.) Может быть, это опять только слова. И еще комментарии Арнольда про Бога, вино, дерево и ветви, тогда Роберт сказал: «Это только в относительном мире», и это опять как бы о субъекте/объекте. В книге Рамана говорит: «Пока вы считаете, что вы это «я», Бог будет. То есть это похоже на уход от недвойственности к двойственности. Если вы находитесь на уровне двойственности, тогда то, что вы говорите, правда, но если вы переходите на уровень недвойственности, тогда есть другие принципы. Итак, Арнольд говорит: «На это неделе я в недвойственности, на следующей я в двойственности». Я не знаю, поможет ли это Арнольду. Вы видите, о чем я говорю?
У.А.: Я знаю, о чем вы говорите.
У.Н.: Пока вы считаете, что вы есть «я», будет Бог, и эти принципы применимы. Но если вы обращаетесь к недвойственности, тогда Бог – это вы. Есть разные принципы, вы знаете, вы не используете аналогию лозы и ветвей, потому что вы и лоза, и ветви. (У.Ф.: Вы как-то хотели спросить о том, что Бог говорит, что есть хорошие времена, происходит хорошая игра, так зачем от этого избавляться?) (смех) Да, да, да, он такой мудрый. (смех)
У.А.: Не совсем, Бог говорит это из-за своей игры, когда игра закончится, я есть игра, это правда, но когда игра закончится, я узнаю больше о себе. Я буду в другой точке, а не в той, где игра началась, из-за игры и всех участников игры. И посредством участников, посредством актеров, проживаемых в каждом актере, я окажусь в другом месте после этого.

Р: Да, но вам придется вернуться опять и играть другую роль, опять и опять. (У.С.: Потому что мы все еще отождествляемся с актером?) Именно это имеется в виду в буддизме, сойти с колеса. Вы хотите сойти с колеса. От вращения, от того, чтобы вращаться опять и опять, снова и снова. Мы хотим сойти.

У.А.: А что если Бог стоит и смотрит на это, и знает, что его проекции являются часть этого, но его суть вне игры? И даже та суть, которая является частью, будет меняться каким-то образом. Я никогда не буду на колесе, потому что это никогда не было на колесе.

Р: Пока вы верите в двойственность, вы на колесе. Пока вы обращаетесь к Богу вне себя, вы на колесе.

У.С.: У меня есть вопрос, когда мы говорили о предании Богу, приятии Бога вне себя и вместе с тем… это было с темой преданности, я чувствую, что я… я о том, что все эти три темы, вы можете сказать, вы можете выбрать одну из них, или вы можете использовать все трииз них. (Р: Конечно.) Они действительно не конфликтуют? (Р: Они не конфликтуют.) Если говорить о Боге, если предаться Богу, это звучит, как вне себя. (Р: Так это звучит, да.) Как мы можем предаться Богу и быть полны света, потому что есть определенная часть меня, которая содержит эту преданность, но также у меня есть часть, которая больше о знании, вы знаете. (Р:Ммм…) Но мне нравятся обе, мне нравится комбинация, я хочу игру комбинации. Итак, как я… я становлюсь на колени с «О, Бог! Ты прекрасен!, вы знаете. Теперь, когда я слышу, что я могу чувствовать это в моем существе, я не думаю о нем, как о каком-то человеке снаружи, с бородой, я его действительно чувствую здесь. В смысле сдачи, как мы можем это сделать без создания разделения?

Р: Просто сдайте себя. И все. (У.С.: Мы это не делаем, в данный момент, мы не знаем это на самом деле, потому что мы еще не осознали это.) Где Бог, которому вы хотите сдаться? Где он живет? (У.С.: Он здесь, ну, разве вы действительно не знаете?) Вы можете быть очень скромны, иметь много смиренности и говорить о Боге, но осознавайте, что вы говорите систинным Я.

У.Д.: Я не знаюкак вы считаете, но мне кажется, что сдача двойственна.

Р: Так кажется. Но вы можете это оставить, если вам нравится.

У.С.: Через какое-то время оно все равно уйдет, да?

Р: Если оно не уйдет, вы все равно будете чувствовать себя замечательно. Если вы сдадитесь полностью, как Рама Кришна. Он никогда не хотел стать единым с Богом, он хотел поклоняться Кали. Кали – это образ Бога, и он этим занимался всю свою жизнь, но он был реализованным. По-своему. Но он никогда не отделял себя от Бога. (У.С.: Он был за поклонение Кали, но он никогда не отделял себя.) Он никогда не отделял. Он был уникальным. (У.С.: А он вернулся потом на колесо или нет?) Он был полностью свободным, потому что стал одним с Кали, он слился с Кали, которая есть Бог.(У.С.: Потому что дома у меня есть аудиозаписи, мне нравится их слушать: «Так, в конфликте ли это с…» или это другой путь, и я говорю: «Так, это в конфликте с тем, или это разделение, или двойственность?»)Смотрите, вы делаете это конфликтом в своем уме. Конфликтов нет. (У.С.: Просто любить и наслаждаться этим?) Правильно, конфликтов нет, кроме тех, которые вы воображаете. Это и называется ложное воображение. Вы воображаете, что есть конфликт, поэтому конфликт есть. Но нет никаких конфликтов. Все одно.

У.Д.: Так же как, когда вы слышите «О, Бог прекрасен!», вы должны были знать уже, что вы есть, потому что вы есть Я. Это просто знание, способ описать это, что бы это ни было. (У.С.: Да, вам не нужно это говорить, и все равно это какие-то слова или что-то об этом.) Но вы знаете, что это вы, даже это есть двойственность.

У.Ф.: Роберт, разве исследование – это не большое предание?
 (Р: Большое что?) Сдача.
Р: О да. (У.Ф.:Окончательная сдача.Чтобы пройти через это, это так…) Преданность превращается в самоисследование, чистая преданность.(У.Ф.: Или даже когда вы интенсивно обращаетесь к самоисследованию, то в действительности сдаете эго?) Да, так. Точно, это одно и то же.

У.С.: Все равно это о преданности, когда вы это делаете, у меня есть чувство преданности или предания, когда…

Р: Есть разные пути на вершину горы, но все они ведут к одной и той же вершине. (У.С.: Они что?) Есть много путей, которые ведут на вершину горы, но все они достигают вершины. Вы можете использовать любой путь, который притягивает вас.

У.А.: Роберт, почему это учение, которое, по сути, является восточным мистицизмом, как я это понимаю, почему оно вымирает в Азии? Несомненно, так и есть?

Р: Истина никогда не вымирает. Я не знаю, что вы имеете в виду под «отмирает».

У.А.: Вы посмотрите на такие страны, как Индия, Япония, где буддизм и индуизм были очень сильны, а сейчас вы видите, что эти учения практикуются, из того что я понял, немногими, и все меньшим количеством людей. И мы слышим о сильном росте в Бомбее, земля в Бомбее сейчас стоит дороже, чем в Нью-Йорке. Индийцы – хорошие бизнесмены, так вы говорите мне. Все начинает предельно ориентироваться на Запад.

Р: Таков путь мира, он поднимается, опускается, поднимается и опускается. Так было с начала времен. Но вы смотрите на мир. Смотрите на Себя, не беспокойтесь о мире. Мир рушился много раз, и строился обратно. На Земле было много цивилизаций. (У.А.: О которых мы не знаем?) Мы не знаем о них, за все эти миллиарды лет существования. Мы должны знать, кто мы есть, затем мы узнаем все остальное. Поэтому мы не должны интересоваться историей слишком много или слишком сильно вовлекаться в мировую ситуацию, потому что это может вас затянуть, нам лучше работать над собой, и тогда все остальное позаботится само о себе.

У.С.: По мере того, как ваше сознание повышается, разве вещи не меняются? Вас перестают интересовать определенные вещи?

Р: Да, естественно, так же как, когда вы были маленькой девочкой, то что-то забросили и теперь вас интересует нечто другое.

У.С.: Стану ли я антисоциальным? Или вы приглашены на свадьбу, я смотрю на это и я иду: «Ладно, я пойду на свадьбу, и вернусь домой и буду рад, что все это закончилось…»

Р: Вы становитесь избирательны, в этом ничего плохого нет.

У.С.: Но я не хочу, чтобы они думали, что мне плевать на свадьбу их сестры, и поэтому я собираюсь на свадьбу. Но для меня это было неважно, что я пошел на свадьбу. Просто у меня не было никакого интереса к этому.

Р: Но вы счастливы?

У.С.: Когда я был там, я был там. Когда я пошел на свадьбу, я был бдительным, я был на свадьбе. Я там не сидел и думал: «Когда же я уже пойду домой» Я ни на что не жаловался. Но я мог бы быть таким же счастливым оставаясь дома, и я научился чему-то от каких-то обязанностей или, вы знаете, семей, которые там были, то есть, я должен был там присутствовать. А потом, есть человек, который приходит и говорит, что я могу что-то пропустить… вы знаете, как это бывает.

Р: В этом нет ничего неправильного, это хорошо, неважно, пропускаете вы или нет. (У.С.: Нет, это неважно.) Я хожу на многие мероприятия, но где бы я ни был, я в порядке. (У.С.: Но вы все равно активны в этом плане? Я о том, у вас нет обязанностей?) Обычно я не избирателен ни в чем, все просто происходит. (У.С.: Но вы не принимаете все.) Смотрите, я не беспокоюсь, я не думаю об этих вещах. Избирателен я или нет, такой я или еще какой-то. Я просто есть, и все, что происходит, происходит.

У.Д.: То есть вы такие же, где бы вы ни были? (Р: Что бы я ни делал.)

У.А.: А что, если бы я позвонил вам в два часа дня в воскресенье и сказал: «Боб, есть хорошее кино, я бы хотел, чтобы ты сходил, оно идет четыре часа», а мы все собираемся здесь, тогда это значит, что ты избирателен(Р: Почему?) Ты договорился быть здесь. (Р: Я договорился быть здесь?) Да! (Р: Вы имеете в виду, что я не могу пойти, потому что вы пошли в кино.) Нет, я говорю, если бы этот выбор был сделан. (Р: А, понимаю.) Вам бы пришлось сказать «нет». Значит, вы все-таки говорите «нет» другим вещам, потому что по воскресеньям вы здесь. (Р: Да, конечно, но это не о том, чтобы выбирать, это способ жизни.)

У.Д.: Вы не можете быть в двух местах одновременно.

Р: Это образ жизни. Я не думаю об этом, я просто делаю это.

У.Г.: Вы не должны быть избирательны или неизбирательны. Это неважно, вы можете выбирать и не выбирать. (У.Н.: Чтобы быть избирательным, должен быть «ты».) Да, поэтому вы не должны говорить: «Я не выбираю».

Р: Я знаю, что это сложно понять, но я не принимаю решения, я просто делаю то, что должно быть сделано. Мыслей нет, нет мыслительного процесса. Если кто-то говорит: «Вы хотите пойти в кино?» Я скажу: «Нет, я иду на встречу» и забуду об этом.

У.А.: Это лучший способ быть. (У.Д.: То есть, нет моментов нерешительности или…?)

Р: Нет энергии.

У.С.: Сейчас я должен пойти на свадьбу, или быть осторожным, если пойду, или я не должен пойти – и так туда-сюда. Но если вы успокоите ум…

Р: Если вы не будете пытаться принять решение, то примете правильное решение.

У.А.: Для вас это так. Она –хороший пример того, как быть избирательным. Это действительно требует больших процессов выбора и различения, чтобы, в первую очередь, быть здесь, иначе вы бы не были здесь или не смогли бы быть здесь. (У.С.: Мне сегодня пришлось немного этим позаниматься, да.) Вам надо бы это делать каждый день, чтобы проходить через то, что вы проходите.

Р: Если вы будете здесь шесть месяцев с данного момента, вам не надо будет больше это делать. (смех)

У.С.: После сегодняшнего дня я не знаю. Тело мучило меня: «Почему бы тебе не принять душ», это иногда подстегивает меня, и я говорю: «Ладно, я пойду, попробую это принять», я просто продолжал идти, я просто старался ни о чем не думать. (У.А.: Но у вас был фокус.) Принял душ, поел, сел в машину и приехал сюда. (У.А.: Тогда вы приехали сюда.) Но мне не нравится эта часть «туда-сюда».

Р: Сейчас вы должны это делать, но это изменится.

У.Г.:Простая аналогия, когда вы говорите, что вам нужно включить вентилятор или вам не нужно включить вентилятор, или также, когда вы выключаете вентилятор и пытаетесь не быть телом. Вы также ударяетесь в одну из крайностей. То есть вентилятор может быть включенным или выключенным, это не должно играть роли. Потому что, точно также вы делаете сознательный процесс не быть телом, выбирая одну крайность, нехватку чего-то, или же иметь что-то или не иметь что-то.

У.А.: Теоретически, в этом есть смысл, поэтому я упомянул термин «аскеза», но когда вы развлекаете, радуете и создаете комфорт для тела, то вдохновляете его иметь больше. То есть вы питаете… (У.Г.:Это две крайности одного и того же.) … потому что вы говорите потом… (У.Г.: Это то же самое, что и аскезы.) Это не то же самое. Если вы сидите тут без вентилятора, вы потеете. Наши тела не могут желать потеть больше, быть в большей жаре, мы же желаем быть в прохладе и чувствовать себя приятнее. (У.Г.: Но точно так же вы могли бы перевернуть это и сказать:«Чувствуя себя приятнее я должен больше обращать внимание на то, чтобы не чувствовать себя приятно».)

У.С.: Да, это две стороны одной медали.

У.А.: Но именно это и была единственная причина для аскез во всем мире, будь то христианство, или индуизм, или буддизм, по этим причинам, потому что вентилятор вдохновляет тело. Также это побуждает нас хотеть, хотеть удовольствия и радостей для тела.

У.Г.: Но это как сказать, что лучше быть монахом. Быть на духовном плане проще, будучи монахом, чем будучи плейбоем, скажем, или быть в ситуации как плейбой. Но, с другой стороны, находиться в мире со всеми этими вещами вокруг, вы тоже можете, это тоже тянет…

У.А.: Возможно, это правда для некоторых людей. Я знаю, это так. Другая точка зрения – это важная точка для рассмотрения.

У.Н.: Даже в аскезе: «Кто делает аскезу?» Это все равно «я», «я» добивается всего этого, это все равно эго. То есть, это эго бегает за вещами, и это эго же убегает от вещей, но все равно это эго, разницы нет.

У.А.: В определенной степени, пока вы в теле, нужно обращать внимание на эти вещи. Это все на лезвии бритвы, потому что мы здесь в трехмерном мире, чтобы постоянно прибегать к этой идее, что ведет к проблемам, потому что мы должны поддерживать физическое тело.

Р: Кто говорит, что вы не будете этого делать? Кто есть, чтобы говорить так? Если вы практикуете духовную садхану, ваше тело само о себе позаботится, вы будете о нем заботиться. Вот и все.

У.С.: Я о том, что вы будете это осознавать, ой, это заставляет меня чувствовать себя лучше, дает мне ощущение комфорта, и вы не пройдете через все эти процессы.

Р: Да, так и есть!

(Ученики говорят между собой, перебивая друг друга.)

У.С.:Нет ничего плохого в том, чтобы быть в этом мюзикле и наслаждаться им, вы так говорили? (Р: Да.) Но то, что вы говорите «наслаждаться этим», мы это питаем? Но, видите, это еще одна концепция ума. (Р: Конечно.)

У.Д.:Арнольд поднял хорошую тему о том, что в истории всегда были аскезы.Я думаю, что суть вопроса, в том что являются ли аскезы необходимыми?

Р: Они необходимы до тех пор, пока они есть, но когда вы пробуждаетесь они уходят.

У.Д.: То есть более или менее это сводится к карме, будешь ли ты заниматься аскезами или нет?

Р: Ваше тело кармично. Оно пришло на Землю с определенной целью, и оно выполнит эту цель, нравится вам это или нет. Это не имеет к вам никакого отношения.

У.Д.: То есть это будет так, или же вы живете в аскезе, или нет – это ваша карма или нет… (Р: Правильно.) … и это влияет на реализацию.

Р: Если это была ваша карма, вы бы родились в Камбодже или Вьетнаме.

У.А.: А что на счет Парижа? (смех) Давайте поговорим о Париже.

Р: Париж? Французская ривьера. (смех) Если бы это была ваша карма, Лас-Вегас.

У.С.:Из непривязанности опять-таки, вы могли бы сказать, если сидите здесь и говорите, что это полностью находится в рамках моего телесного комфорта, это только сплошная дуальность, и вы бы могли остановить свой ум на этом моменте наблюдать это и сказать: «К кому приходит этот комфорт?»

У.Д.: Да, и «К кому приходят мысли об этом?»

Р: Правда, это одно и то же.

У.С.: Или «Откуда приходят эти мысли?» Это нужно нарабатывать? (Р: Да.) Вы формулируете эти две фразы: «Откуда они приходят?» и «К кому они приходят?» (Р: Нет разницы.) Однако, я нахожу эту неделю и я наблюдал создание суждений, и обращаюсь к «К кому приходит это суждение?», потому что у меня было такое чувство, что я выносил суждение о ком-то, конечно, никого нет снаружи, но я чувствовал: «Откуда приходит это суждение?»,вместо «К кому приходит это суждение?», потому что это как указывать пальцем.(Р: Любое, что вас включает.) Да, я думаю, что главное, чтобы присутствовало наблюдение, неважно посредством чего.

У.А.: Видите, проблема в том, что все теоретически повторяют это, и в этом есть смысл, я понимаю это как учение, но две недели назад я спросил у вас: «Мне кажется, что учение очень опасно». И вы сказали: «Да, опасное.» Ваш ответ был: «Да, опасное.» И теперь, чтобы продолжить то, что вы говорите… Давайте заглянем дальше, за пределы пути. Скажем, завтра нам предстоит скучнейшая работа: «С кем это происходит?» Это не происходит ни с кем, тогда работа… вы начинаете работать все меньше и меньше на работе. Чтобы быть кратким, одно ведет к другому, сначала вы обнаруживаете себя на улице… (Р: Но почему же работать все меньше и меньше?) … и кто-то спрашивает у вас, а вы говорите: «Это ни с кем не происходит». (Р: Почему же работать все меньше и меньше?) … И вы скатываетесь все ниже и ниже…

Р: Ладно, давайте обратимся к первому допущению. (У.А.: Да.) Почему вы делаете все меньше и меньше? (У.А.: Почему что?) Почему вы делаете все меньше и меньше работы?

У.А.: Потому что это не весело, и с кем это происходит? Все равно за столом никто не сидит, тогда какая разница? (смех) (У.Н.: А вы это знаете?) Это нечто, что я практикую. Самоисследование говорит мне, что здесь никого нет. (У.Н.: Но это тоже ваш ум.)

У.Г.: Если бы вы были в том состоянии, вы бы так не думали. (У.С.: В данное время это только слова.)

У.Н.: Это все равно, что сказать: «У меня такое же сознание, как у Роберта», хотя это не так. Теоретически это правда, но мы не испытываем это, значит, это не реальность.

У.А.: То есть, когда нам нужно сделать выбор, мы должны быть избирательны, мы должны осознавать, что вентилятор дает нам удовольствие и это может привести к желанию этого.

Р: Потому что это то, о чем я говорил раньше, Арнольд, вы должны работать над собой. Если вы занимаетесь этой работой, если вы делаете ее правильно, вы будете работать все больше и больше, а не меньше и меньше.

У.Т.:Кое-что пришло мне в голову, когда мы говорили о вентиляторе. Когда я зашел в эту комнату, моей первой мыслью было: «Так жарко», и дело в том, что каждый сидящий в этой комнате думает: «Я должен уйти отсюда?» (У.Н.: Я думаю.) (смех) Нет, я хотел сказать, что если многие из вас так думают, тогда, каким-то образом, вы принимаете что-то на подобие того, чтобы не хотеть работать, это как все в уме. Я о том, что мы не осознаем, что это страдание, потому что нам удобно здесь. Да, на вашей работе у вас есть работа, которую вы выполняете и успокаиваете ум, словно забываете о чем это, и просто делаете ее…

У.А.: Большинство людей заканчивают дела, и они просто осознают это все время, это неправда, вы не забываете. (У.С.: Может быть, ваша работа изменится, когда вы поработаете над собой?)

У.Д.: Не забывайте, что вы только что сказали: «Ищите прежде царствия господнего, и все остальное приложится к вам», и я думаю, что это подразумевает также и продуктивность вашей работы. Это как то, что Роберт сказал: «Сфокусируйтесь наЯ, и затем смотрите, что вы почувствуете об этом.»

У.А.: Все это ведет обратно к западной идее роста и развития, но если мы будет концентрироваться на этих вещах до определенной меры, тогда окажемся в лучшем положении. Если мы принимаем относительный мир и признаем его, действительно уделяем ему наше внимание и нашу энергию, то находимся в гораздо лучшем месте для того, чтобы, в конце концов, продвигаться к другим сферам.

Р: Но относительный мир меняется, он никогда не бывает одним и тем же. (У.А.: Значит, мы должны меняться с ним, поэтому так важна гибкость.) Затем вы меняетесь с миром до тех пор, пока не умрете, так никуда и не попав. Вся идея в том, чтобы поменять себя, а не мир.

У.Д.: Это противоположно к: «Ищи прежде царства божьего». Роберт часто говорит: «Занимайтесь самоисследованием, а затем смотрите, как мир…», а мы все еще продолжаем: «О господи! Почему же мир в таком беспорядке, почему бы все… в Кувейте… йада-йада», если мы будем больше концентрироваться на самоисследовании, мир, возможно, будет выглядеть для вас по-другому. Вы не узнаете, пока не попробуете.

У.А.: Все равно, это кажется мне очень опасным.

У.С.: Что вы имели в виду, когда говорили, что Роберт сказал, что это учение очень опасное.

У.А.: Ну да, он так сказал, вы помните, что вы это говорили? (Роберту)

Р: Да, я так сказал. Оно опасно для новых людей, потому что дает им право идти и делать все, что они хотят. (У.С.: Я думал, что для вас это предопределенность, так что…) Ничто не важно. Но так это не работает.

У.А.:Кажется, что у этого есть этапы, в какой-то мере это отсасывает энергию и внимание от относительного мира. И так, нет… и трудно, выживать в мире. Так, когда эта энергия и внимание отвлечены от мира, вы будтоостаетесь в состоянии неопределенности, и немного сложнее обнаружить себя. (Р: Кто я?)И до того, как вы узнали, что-то случилось и вас может затянуть.

Р: Кто делает это утверждение? Кто так говорит? Вы так чувствуете, но это совсем не так.

У.А. Но это напоминает очень простое движение, основанное на «Проблеске ничто», написанном голландским писателем, который поехал на Восток и стал продавать книги. В любом случае, до того, как покинуть Амстердам, он обсудил свое приключение и духовное желание со своим отцом, и его отец сказал: «Да, но будь осторожен. Я знал человека, который чувствовал то же, что и ты, и однажды посольство в Иране объявило, что его нашли в канаве на деревенской дороге». Это навсегда осталось в моем уме, потому что, я о том, что так вещи всегда происходит – нечто похожее…

Р: Но вы работаете в относительном мире, все это относительно.

У.Д.: С какой-то точки зрения, это просто тело, которое было в канаве.

У.Н.: Да, действительно, есть люди, которые увлекаются наркотиками и чем-то подобного рода, что заканчиваются в канаве, там могут оказаться не только люди, бывшие на духовном пути. Есть нечто похожее, что произошло на Гавайях, у некоторых людей тамбывают неприятности, потому что они идут в джунгли, где выращивают травку, и они нарываются на неприятности.

У.А.: Это неправда, в истории много примеров людей, например, в католической традиции монахини, монахи, возможно, многие из них сходят с ума, становятся психами. Они идут в монастырь из-за своих духовных желаний, и вместе с тем практики сводят их с ума…

(аудиозапись резко обрывается)

Назад к списку с содержанием


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *