До я. Транскрипт #20

1 ноября 1990 года

Роберт: Позвольте задать один вопрос. Как вы думаете, где или чем мы были до сознания? Чем, как вы думаете, мы были? Кто может сказать? Другими словами, до того, как мы пришли в это тело, до того, как стали сознательны, чем мы были?

У.Г.: Вы имеете в виду до индивидуального сознания?

Р: Да. 

У.Г.: Не до сознания как такового?

Р: И до того, и до другого. (У.Г.: А если какое-либо «до» сознания?) Р: Да, есть.

У.С.: Чем, свидетелем? Свидетельствование, которое я воспринимаю в состоянии сновидений?

Р: Не совсем.

У.Г.: До сознания… Может быть сознание отдыхает? Может быть, нет содержания? (Р: Правильно. Чем мы были до этого?) Сознание расслабляется? (Р: Чем мы были до этого?) «До этого» нет. (Р: Нет «до этого»? Вы уверенны?) Да. (Р: Есть еще ответы, более умные ответы?) (студенты смеются) Не может быть! Это абсурд!

У.Т.: Почему не может быть, почему бы вам полностью не отклонить это?

У.Г.: Потому что сознание – это основа. Сознание есть все. Это все, что есть. Как может быть «до» тотальности, «до» всего этого?

Р: Скажи мне, Глен? (У.Г.: Потенциально?) Ммм, еще будут умные ответы?

У.Э.: Что бы ни было сказано, это будет только концепция, и это будет феноменальность. Тогда потерялась бы вся суть.

Р: Вот это ответ, до вас дошло. Пока вы можете это описать, это не то. Это тайна. Это за пределами описания. Ограниченное никогда не сможет постичь безграничное. Пока вы можете это описать и можете говорить об этом, это не оно. И это кое-что, что вы всегда должны помнить.

То есть, ответ – тишина. Это правильный ответ.

Вы — пространство, а сейчас видитесь изображением, наложенным на пространство. Сейчас вы отождествляетесь с изображением, но до сознания вы, действительно, не были ни пространством, ни изображением. Я говорю, что вы не были пространством, по той причине, что мы можем говорить о нем, то есть у вас есть концепция пространства, и снова, пока у вас есть концепция пространства, это не то. Единственное, как вы можете это обнаружить, ничего не говоря, поймав себя между мыслями. Когда у вас есть мысль, и вы пытаетесь выяснить, что это такое, и когда мысль прекращается, до того, как войдет следующая мысль, вот это оно. Промежуток между двумя мыслям – это то, о чем мы говорим. И снова, нужно помнить то, что пока вы можете об этом рассказать, пока вы можете это описать, пока вы можете об этом поспорить, пока вы можете защищать свои права и говорить, это такое и такое, вы ошибаетесь. На самом деле, вы не ошибаетесь, вы просто на неверном пути. Потому что, если бы вы ошибались, тогда что-то было бы правильным, а нет ничего правильного и неправильного. Это выходит за пределы двойственных концепций.

Поэтому я говорю, чтобы вы больше времени проводили наедине с собой, когда вы не смотрите телевизор, не слушаете, как звонит телефон, когда вы можете отключить себя от радио. Просто сидите и будьте Собой. Тогда вы испытываете чистое бытие. Потому что, пока вы ищете, вы никогда не найдете. В конце концов, задайте себе вопрос, что вы ищете. Вы ищете что-то, что уже есть. Поэтому вы никогда не сможете это найти. Если бы вы не были этим, тогда вы бы искали, но вы уже являетесь этим, поэтому поиск становится бесполезным.

Что это такое? Это пространство между вашими атомами. Любая разумная и неразумная вещь состоит из миллиардов атомов, а промежутки между – это сознание. И снова, мы используем слово «сознание» за неимением лучшего слова.

(пауза в аудиозаписи, Роберт продолжает)

И снова, мы должны функционировать в этом мире, поэтому мы ходим и не пытаемся быть умными. Вместо этого мы функционируем в мире, как мы есть. Будьте Собой. Если так, то вы в безопасности. Иначе говоря, вы не пытаетесь быть чем-то. Просто будьте собой. Что это означает «быть собой»? Жить спонтанно. Большинство из нас живет из прошлого, как вы знаете, и затем мы беспокоимся, что мы будем делать в будущем. Если вы научитесь забывать о прошлом и будущем, то будете в безопасности. Когда вы живете спонтанно, у вас нет времени думать, и именно тогда вы становитесь свидетелем. Потому что просто есть мысли о прошлом и будущем. Правда?

Когда вы научитесь действовать в моменте, то не сможете думать, потому что вы действуете. Поэтому ваши мысли бывают только о том, что вы делаете, и когда это прекращается, мыслей нет, и вы переходите к следующему. Вообще не пытайтесь ничего анализировать, получится ли что-то, хорошо это или плохо, получите вы что-то из этого или нет, будет ли это в вашу пользу или нет, все такое должно уйти.

На днях мне позвонила дама из Санта-Круз, она начала говорить о ее проблемах в браке, и я остановил ее. Я сказал ей, что ничего не хочу слышать о проблемах в браке. Знает ли она, кто она? Вот что меня интересует. Если она знает, кто она, тогда она может выйти за пределы проблем в браке. Она выйдет за пределы концепций, стремлений и желаний. И она будет в безопасности. Как только вы поднимаетесь, ничего не может затронуть вас снова. Мир больше не имеет над вами силы. Мир имеет над вами силу только тогда, когда вы отождествляетесь с телом. Если вы отождествляетесь с телом, тогда мир становится реальным, объекты становятся реальными, ситуации становятся реальными, вселенная становится реальной, Бог становится реальным. Все становится реальным, и вы живете в двойственности. Поэтому сегодня вы страдаете, а завтра вы счастливы. Счастье ведет к страданию, страдание ведет к счастью

Конечно, я говорю о человеческом счастье, о человеческом страдании. Но, как только вы научитесь выходить за пределы этого, и опять-таки, это происходит за счет того, что вы живете спонтанно, все страдания прекращаются. В конце концов, кто страдает? Тот, кто отождествляется с мыслями. 

Например, кого-то увольняют с работы. Он начинает волноваться по этому поводу, и это приводит к беспокойству о будущем. Потому что, когда вы беспокоитесь о прошлом, и вас увольняют, вы начинаете беспокоиться и думать: «Как же я заплачу аренду за следующий месяц? Как я буду покупать еду?» Ум любит такое. Он начинает вас подкармливать. Очень скоро вы уже представляете, как вас выгоняют из дома. Вы видите себя бездомным человеком. И точно! Скоро так и происходит, потому что вы в это верите. К этому ведет ваш ум.

Пока вы чувствуете, что у вас есть ум, он становится очень сильным. Затем вы можете сказать, что «мысли – это вещи», поскольку ваши мысли будут материализовываться в этом мире следствий, который вы считаете реальным. Следовательно, если вы начинаете беспокоиться, что ваша работа закончится, и начинаете беспокоиться о еде, о выселении и другом в таком духе, вы на самом деле говорите: «Я хочу, чтобы так произошло». И вы всегда получаете то, что хотите. Поэтому вы должны следить за собой.

Секрет не в том, чтобы поменять свои мысли, а в том, чтобы полностью избавиться от своих мыслей. Мы не пытаемся поменять негативные мысли на позитивные, потому что все позитивные мысли ведут к негативным мыслям, а негативные мысли ведут к позитивным, это двойственность. Мы пытаемся выйти за пределы всего этого, выйти вовне, и именно это происходит, когда вы живете спонтанно. Это происходит само по себе.

Жить спонтанно – это медитация. Не беспокойтесь о плодах ваших усилий. Все само о себе позаботится.

Иначе говоря, что я имею в виду, что если вы на работе 24 года, не беспокойтесь, что вас уволят или нет, суть не в этом. Суть в том, кто, как вы думаете, вы есть? Вы верите, что вы это хрупкое человеческое существо, которое не знает, умрет ли оно или будет жить? Забудьте об этом, выйдите за пределы этого. Отождествляйтесь с абсолютным сознанием. Отождествляйтесь с тотальной реальностью, которой вы являетесь на самом деле. Не отождествляйтесь с этими вещами, подтверждая их.

Как с этим отождествиться? Через тишину. Вы видите разницу?

Многие школы рассказывают, что нужно менять негативное на позитивное, но это основывается на мире относительности. Вам придется испытывать и то, и другое, этому никогда не наступит конец. Но, когда в уме тишина, это означает, что вы избавились от всех концепций, желаний, потребностей и болей. Вы ни на что не обращаете внимания. Тогда начинает преобладать настоящее Я, которое есть вы, и вы автоматически притягиваетесь к месту, где вы должны быть. Это произойдет само по себе, но не думайте об этом. Ни о чем не думайте. Научитесь успокаивать свой ум, научитесь, как делать свой ум тихим как неподвижное озеро. Неподвижное озеро может притягивать, или отражать солнце, звезды, луну, деревья, траву. Беспокойное озеро ничего не может отражать. Поэтому, когда вы научитесь успокаивать свой ум, то будете отражать свое истинное Я, а ваше истинное Я – это всегда гармония, блаженство, сат-чит-ананда, всегда абсолютная реальность, всегда абсолютное единство. Это ваше истинное Я. Это то, кем вы являетесь на самом деле. Все зависит от вас.

Что вы делаете со своей жизнью каждый день? Как вы живете свою жизнь? Это не означает, что вы должны сидеть дома и весь день медитировать. Это означаете, что вы делаете свои дела. Вы можете работать. Вы можете не работать. Вы можете ходить в кино. Вы можете смотреть телевизор. Вы можете делать все, что вам нравится, но никогда не отождествляйтесь с объектом! Никогда не отождествляйтесь с тем, что делает тело. Позвольте телу делать то, для чего оно сюда пришло, но удерживайте ум и себя в сердце, в свете, в сознании. Успокаивайте свой ум любым способом, который нравится, любым методом. Становитесь свидетелем своих мыслей. Используйте атма-вичару, самоисследование, любой метод, который можете использовать, делайте его, делайте его целый день, вот в чем секрет. Не только тогда, когда вы приходите сюда, не только один час в день, а в течение всего дня.

Как вам с этим справиться, если вы ходите на работу, и там вас увольняют? Вместо того, чтобы волноваться, задайте себе вопрос: «С кем это происходит? Кто проходит через это? Я». Держитесь за «я» со всей своей силы. Отслеживайте «я» до его источника. Смотрите на «я»-нить, которая, как кажется, идет от источника к тому, о чем вы думаете. И все ваши мысли привязаны к этой нити, к «я»-нити. Все ваши страхи, все ваши расстройства, все ваши желания – все привязано к «я»-нити. И в то время, как вы крепко держитесь за нее, вы отслеживаете ее, отслеживаете до сердечного центра. Затем она просто, как покажется, исчезнет. Я говорю «покажется, что исчезнет», потому что она никогда не существовала (смеется). Поэтому, кажется, что она исчезает. Но как только это произойдет, вы будете свободны, и вас больше не будет беспокоить ни одно смертное состояние, и вы будете счастливы. Но, когда я говорю, что вы будете счастливы, я не говорю о человеческом счастье. Я говорю об очень счастливом, веселом времени без причины, поскольку вашей природой является счастье, вашей истинной природой является блаженство. Когда вы избавляетесь от остального, ваша истинная природа сияет сама без усилий.

Поэтому мы называем этот путь, путем без пути, потому что в действительности пути нет. Есть только тишина ума, отслеживание «я» до источника. Затем вдруг вы становитесь вездесущностью, вы становитесь всеведением, вы становитесь всемогуществом. Затем вы можете сказать: «Я есть То – Я ЕСТЬ». Но на самом деле, никого не останется, чтобы что-то говорить. Вы просто будете купаться в солнечном свете своей любви, своего счастья, своего блаженства.

Кто-то позвонил и попросил объяснить, я делал это и раньше, но я расскажу снова: «Какая разница между ищущим, учеником и преданным». Мы говорили об этом несколько раз, но некоторые из вас звонят и спрашивают, поэтому я коснусь этого снова.

«Ищущий» — это благословленный человек, потому что в прошлых опытах на разных путях ему достаточно повезло, чтобы начать искать истину. Ищущий проводит много лет, возможно, много реинкарнаций в поисках истины. Но их ошибка в том, что они ходят от учителя к учителю, от хатха-йоги к карма-йоге, бхакти-йоге и кундалини-йоге. Они переходят от христианства к индуизму, от индуизма к буддизму, от буддизма к дзен, от дзен к дао. И ищущий продолжает ходить от одного к другому, от одного к другому, от одного к другому. Ищущий еще ничего не практиковал. Они просто слушают лекции на разных встречах. Они читают книгу за книгой на разные темы. Они становятся очень умными, что касается учений об истине, и они могут дискутировать обо всем под солнцем. Они могут говорить о чем угодно. Они провозглашают разные речи. Они знают все духовные темы, и все равно, у них никогда не было духовных переживаний. Это может быть опасно, если они не найдут эффективного учителя, который объяснит, что они делают. Потому что они могут продолжать так все свои жизни, переходить из одной жизни в следующую, из одной в другую. Они будут оставаться ищущими, потому что для них интересен сам путь.

Вы знаете, как это? Это все равно, что король пригласил вас разделить с вами его королевство. Он живет на 200 акрах земли. Земля очень красивая. Вы подъезжаете к воротам, вы уже по дороге к дому короля, но тут вы видите красивые цветы, и вы очарованы. Вы забываете о короле, бросаетесь в сельское хозяйство и начинаете выращивать новые цветы, и увлекаетесь выращиванием цветов. Но затем вы вспоминаете о короле и едете к нему. И в этот раз вы видите красивые пещерные и горные образования. Вас это очаровывает, вы снова останавливаетесь, увлекаетесь горными образованиями и пещерами. Вы забываете о короле. Проходят годы, вы снова вспоминаете о короле. Вы едете вперед, и в этот раз вы видите девушек, танцующих в полях, среди цветов, в подлеске. Вас это очаровывает, и вы проводите годы в этой теме. И так далее. Вы никогда не попадете к королю. Если бы вы попали к королю, то разделили бы королевство. Вот чем занимается ищущий. Ищущий очаровывается разными учениями, покупает все книги о каком-то учении, становится хорошо начитанным, но никогда не имеет духовных переживаний.

Теперь мы переходим к ученикам. Ученик – это ищущий, которого затронуло учение. Ученик открывает дзен и просто влюбляется в это. Но вместо того, чтобы оставаться с одним учителем, ученик ходит от одного дзен учителя к другому. Не так, как ищущий, который переходит от одного учения к другому. По крайней мере, ищущий оседает и остается на какое-то время с учителем, а затем он идет к другому дзен учителю, потом к третьему. И так они продолжают из реинкарнации в реинкарнацию.

Преданный – это совершенно другое. Преданный нашел путь, он ищет учителя, которого хочет. Преданный становится путем. Он становится учением и учителем. Преданный заботится о том пути, на котором он находится. Это становится взаимным. Преданные понимают, что учитель его дзен-пути бросил все, чтобы учить на пути, поэтому они заботятся о нуждах учителя, они делают все, чтобы путь был правильным для всех. Они полностью посвящают себя определенному пути. Что происходит с таким видом преданных? Очень скоро они сливаются с сознанием учителя, они становятся одним. Они становятся реализованными, и это основная разница между ищущим, учеником и преданным. Есть вопросы?

До я — 2У.Г.: Есть ли вообще выбор у ищущего быть учеником, а у ученика быть преданным? Или же выбор – это иллюзия? (Р: Нет. Вы правы.) У них просто есть склонность к этому?

Р: Да. Вы делаете то, что вы пришли сюда делать. Единственный выбор, который у вас есть в жизни, это не отождествляться с телом. Когда вы не отождествляетесь с телом, вас действительно притянет туда, где вы должны быть. И все случится. Но вы правы, у вас нет выбора. (У.Г.: Нет меня?) Точно. Поэтому я говорю, что те из вас, кто приходят сюда, это не выбор, это не случайность. Вы здесь, потому что вы здесь должны быть, так есть. И я здесь, потому что должен здесь быть. Я никогда не делал выбор быть учителем. Я никогда не выбирал быть чем-либо. Но я здесь, и вы здесь. Так что нам теперь с этим делать? Зачем жаловаться?

У.Г.: Если выбора нет, то тогда невозможно сделать выбор отождествляться или нет с телом?

Р: Это единственная свобода, которая у вас есть.

У.Г.: У нас есть эта свобода?

Р: У нас есть эта свобода.

У.Г.: Но это запланировано, и вне выбора.

Р: Это единственный выбор.

У.Г.: У меня сложилось такое впечатление, что выбора нет вообще, и точка!

Р: Нет выбора вообще, и точка, кроме того, чтобы не реагировать на обстоятельства и не отождествляться с телом. Если бы это было не так, мы бы были автоматами, а мы не автоматы. Осознавание в нас, действительность, делает так, что у нас есть этот выбор, не отождествляться с телом, не реагировать на любые обстоятельства. Все остальное предопределено. 

У.К.: В каком-то плане я в это не верю, тогда у меня есть «я»?

Р: Нет, у вас нет.

У.К.: Или я думаю, что у меня есть «я»?

Р: Пока вы верите, что у вас есть «я», у вас есть выбор. В действительности у вас нет «я». Но если бы вы говорили из реальности, то вопрос был бы лишним. Не было бы нужды в вопросе. 

У.К.: Я не совсем это понимаю.

Р: Пока вы считаете, что у вас есть «я», у вас есть выбор.

У.К.: Выбор, буду ли я ищущим, учеником или преданным?

Р: Нет. Выбор отождествляться с телом или нет.

У.К.: Это я понимаю. Это я четко понимаю.

Р: Это единственный выбор, который у вас есть.

У.К.: Но, все равно, я в это не верю.

Р: У вас есть выбор, потому что вы — это «я». Вы верите, что вы это «я». Когда вы не верите, что вы это «я», и вы не есть «я», тогда выбора нет, вот и все. 

У.К.: Да.

Р: Никто не говорит о выборе.

У.К.: Так вопрос в том, как сильно я думаю, что я это «я», и не верю, что все предопределено. Другими словами, кажется, я думаю или чувствую, что у меня есть выбор, кем я хочу быть: учеником или преданным, или куда я пойду или не пойду.

Р: Так кажется, но снова, вы говорите с точки зрения эго. 

У.К.: Правильно, и это «я» препятствует пониманию, правда ли это или нет, то, что вы говорите?

Р: Если бы вы не были «я», не было бы никого, чтобы задавать этот вопрос. Этот вопрос не появился бы. Но пока вы – это «я», вы размышляете, есть ли у вас выбор или нет. Просто, размышление об этом показывает, что вы есть «я». (У.К.: Ммм…) Вы понимаете? (У.К.: Да.) То есть это адресовано «я». (смеется)

У.Э.: Я думаю, что Рамеш учит тому, что все, что нам нужно, это верить, что мы не есть «я», а учения сами выполнят свою работу, хотя, очевидно, что они все равно чувствуют себя как «я». Иначе говоря, он избегает практики и говорит, что практика не является необходимой. Но я думаю, что это становится чем-то вроде концептуальной адвайты, потому что он говорит, что практика не является необходимой, что нужно просто слушать учение, а практики нет. Я не думаю, что в этой точке зрения есть много просветления. Другими словами, он говорит, верь, что ты Кришна, и отрицай, что ты Арджуна. Хотя, в ежедневной жизни ты все равно Арджуна.

Р: У этом, в определенной мере, есть суть,. Это как лезвие бритвы. Я не люблю так говорить по той причине, что новичкам это дает право делать то, что им хочется, становиться высокомерными, агрессивными. Они заявляют: «Я — тотальное осознавание, нет никакой разницы, что я делаю. Я могу убивать животных, я могу делать что угодно, ничего не имеет значения». Я видел много людей, новичков, с таким отношением, поэтому вы должны быть осторожны. Поэтому Рамана Махарши был таким мудрым. Он учил, что есть два пути. Один – это бхакта, самопредание, а второй – это атма-вичара. И они оба правильны.

У.Г.: Если у человека есть тамасические наклонности, Рамеш говорит, что если у вас есть такие наклонности, ходить и быть высокомернным, то для вас нет разницы, слушаете ли вы такие учения или нет, вы будете высокомерным. Нет никакого выбора. Эти наклонности все равно поведут вас в этом направлении.

Р: Это правда. Секрет в том, чтобы не отождествляться со склонностями тела, а отождествляться с истинным Я. И это сделает свое дело. Но отождествляться с истинным Я – иногда не самая легкая вещь. Поэтому вы должны что-то практиковать, какие-то медитации, предание себя Богу и в таком духе. Это сделает вас смиренными, это даст вам скромность. И это автоматически приведет к атма-вичаре, самоисследованию. Затем все произойдет само по себе. Вы должны быть очень аккуратны, особенно, будучи западными людьми, не верить в то, что я есть сознание, я есть Бог, и я есть окончательное единство. Мы понимаем, что это конечная истина о нас, но затем вы наблюдаете за собой, за своими действиями. Вы смотрите, какой вы на самом деле. Не используйте истину, чтобы оправдывать свои действия.

Например, если бы вы были наркоманом, правда, что если бы вы ходили на сатсанг, если бы вы познали реальность, то вы бы перестали использовать наркотики. Но, между тем, вы делаете все, что можете, физически, ментально, чтобы остановить привычку. Это все равно предопределено, но вы делаете все, что можете. И по мере того, как вы следуете учению, все само складывается. Что вы об этом думаете?

У.К.: Может ли это привести к неврозу? (Роберт смеется) Вы стараетесь делать все, что можете, чтобы что-то сделать, и это предопределено, что это произойдет, поэтому вы продолжаете пытаться и стараться, и это…

Р: Единственный невроз, который у вас есть, это то, что вы верите, что вы тело. Это невроз. Когда вы уберете ум из тела, вы будете знать, что делать, чтобы избавиться от привычки к наркотикам.

У.К.: А если это не предопределено, что вы поборете наркотическую привычку?

Р: Тогда это не произойдет. Но если вы осознаете свой выбор не отождествляться с привычкой к наркотикам, не отождествляться с телом, не реагировать на него, само чувство сделает так, что произойдет что-то положительное. (У.К.: Как возможность не принимать наркотики в своей жизни.) Точно. (У.К.: Я о том, что тема предопределенности – это не какой-то установленный набор.) Иногда я ненавижу использовать эти слова, потому что вы можете сказать: «Это предопределено, тогда, наверно, я должен продолжать принимать героин». (У.К.: Верно.) И вы продолжаете до конца жизни принимать героин. Мы говорим: «Это предопределено, что же мне сделать. Лучше я получу от этого удовольствие». (смех) Поэтому вы должны быть осторожными. Это предопределено в той мере, что вы отождествляетесь с ситуацией, это предопределено. Но как только вы начинаете отождествляться с истинным Я, с тотальным осознаванием, все начинает изменяться. Изменения придут, они должны прийти. 

У.К.: Да, это совершенно понятно.

У.Г.: Это произойдет тогда, когда предписано произойти
.

Р: Да. (У.Г.: Нет тебя, который может заставить это произойти?) Точно. Все предопределено, все предначертано. Это достаточно ясно? 

У.Г.: Тогда как «я» может встать поперек дороги, если это предопределено? Отдельное «я», «я» как ты кажешься, хотя оно стоит поперек дороги и замедляет процесс, и все затягивает. (Р: Конечно.) Это видимость. (Р: Это видимость.) Но, на самом деле, это не так, все идет именно так, как оно должно идти. (Р: Да.) Точно.

Р: Но не отождествляйтесь с этим. Отождествляйтесь с истинным Я. (У.Г.: Да.) И все само о себе позаботится. Затем у вас не будет времени думать, что медленно, или что быстро. (У.Г.: Понимаю.) Как я упоминал ранее, если вы работаете спонтанно, если вы остаетесь центрированными в сейчас, тогда у вас не будет времени жалеть себя или думать о своих привычках. Когда нет размышления о привычках, происходит чистая медитация. Привычки уходят сами по себе. (У.Г.: Ммм. Никто их не останавливает, они просто автоматически спонтанно уходят.) Потому что, в действительности, у вас никогда не было привычке. (У.Г.: Да, только казалось, что были.) И кажимость приходит также для того, чтобы вы ее остановили. (У.Г.: Нет, я ничего не делал.) Точно. (У.Г.: Я просто смотрю шоу.) Нечего делать. (У.Г.: Нет никого, чтобы делать.) И нет никого, чтобы смотреть. (У.Г.: Правильно, но смотрение есть?) Кто смотрит? (У.Г.: Никто. Есть только смотрение?) Даже смотрение не существует. (У.Г.: Это осознавание?) Даже это не существует. Осознавание не существует. Помните, мы говорили об этом в воскресенье. Это просто термины, концепции для а-джняни, чтобы поговорить о чистом осознавании.

У.Г.: Тогда это сведется к тишине, потому что любой термин, который будет использоваться, прибьет это.

Р: Да. Теперь до вас дошло.

У.Г.: Ладно, это вполне справедливо, на ум приходит закрыться, выключиться.

Р: Тогда спросите себя, кто должен заткнуться? Никто. Никого нет дома.

У.Г.: Ммм… Звучит хорошо. (Роберт смеется) Пахнет свободой, совершенной свободой.

У.Г.: При практике вичары, когда возникает каждая мысль, как только она замечается, происходит исследование «Для кого она приходит?», затем вы продолжаете: «Она приходит ко мне. Тогда кто я?» С любой мыслью, с осуждением или без? (Р: Ммм…) И это постоянно, никогда нет следования за мыслями во время их продолжения? Нет концептуализации? (Р: Нет, вы не следуете за мыслями, и нет концептуализации.) Я думаю, также нет подавления. (Р: Нет.)

(обрыв в аудиозаписи, потом Роберт продолжает)

Р: …истинное Я, которым вы всегда были, сияет.

То есть, на самом деле, мы не хотим становиться слишком техническими, потому что простота и реализация – это синонимы. Мы не хотим читать объемные труды, вдаваться в разные концепции и медитации, и другие вещи, чтобы делать. Мы просто хотим тихо понять, что понимать нечего (студенты смеются), и быть свободными от всего. (смех)

У.Э.: Когда я был в Сан-Франциско, то посетил Алькатрас [*Прим. переводчика — бывшая тюрьма, ныне музей, на скалистом острове того же названия [Alcatraz Island> в бухте Сан-Франциско>. (Р: Правда?) Там были эти камеры восемь на двенадцать. В некоторых были двери, которые закрывались, потому что это были камеры изоляции, и там есть эти вещи, которые носили, они рассказывают о том, как заключенные проводили 20 или 22 часа в своей камере, а все остальное время они делали упражнения. Я почувствовал: «Как чудесно». Ничего не иметь, просто иметь возможность сидеть и получать еду. А Кириму потрясло, что у меня было такое отношение. (смех)

Р: Вы знаете, вы правы. Потому что многие монахи живут в пещерах, в монастыре, в зендо, в ашраме. Они делают выбор годами жить в маленькой клетке. 

У.К.: Так часто бывает. Тогда мы отправимся в тюрьму. Но, конечно, там есть другие, возможно, плохие моменты.

Р: Но вы должны пойти в жесткую тюрьму. Чтобы вам достались такие особенные камеры. (смех)

У.К.: Оно того стоит?

Р: Для чего они используют Алькатрас сейчас?

У.Э.: Для привлечения туристов. Они просто водят туристов в тюрьму и зарабатывают на этом деньги. Теперь это национальный парк. Я думаю, мы должны его захватить. (смех) В 70-х индейцы его захватили. Теперь время, чтобы его захватили джняни. (смех) Получить свой кусок скалы. (смех)

У.Г.: Роберт, захватите одну скалу, и мы все придем и присоединимся к вам.

Р: С пулеметами.

У.Э.: Я заметил разницу. Два года назад, когда я бегал на учения Нисаргадатты, я только начинал сталкиваться с пустотой внутри. Теперь, находясь с вами месяц или около того, я очень явно чувствую «Я», расположенное в этой области, это как бы больно, и блаженно, и любовь в одно и то же время. Но, оно несомненно здесь, пустоты больше нет. У меня такое чувство, что это имеет отношение к природе учений и стилю учений. Вы больше по практикам и сосредоточении на «я». Но Нисаргадатта говорит с абсолютной точки зрения, и «я» нет, есть только пустота. У меня такое чувство, что это произошел сдвиг в фокусе моего осознавания, потому что я нахожусь с вами.

Р: Определенные люди притягивают определенных учителей, вот и все.

У.К.: Такое впечатление, что есть разница между концептуальной практикой и практикой. Мне кажется, что многие люди, которых я видел на учениях Рамеша, также занимались концептуальными вещами. Я думаю, что отсюда исходит та же опасность, может быть, не такая, как право делать, что угодно, но эти люди думают, что они чего-то достигли. Они думают, что они достигли чего-то основательного, основательной реализации, тогда, когда они только концептуально понимают, какое переживание у них должно быть. То есть они принимают действительно большое концептуальное понимание за само переживание, и, возможно, они заблуждаются.

Р: Кто знает? Я не сравниваю учителей. Я даже не знаю, что я делаю. У меня нет учения. Я просто здесь. Ничего не запланировано, какой метод я буду использовать. (смеется)

У.Г.: Никакого формата?

Р: Никакого формата. Это даже не учение. Это ничто. Пустота. Вы можете называть это так, как вам нравится. (У.Г.: Вы способны этим делиться?) С кем? (У.Г.: Со мной.) Но вы не существуете. (У.Г.: Ну, теоретически говоря, мы, те, кто пришли, в кавычках, посидеть у ваших ног.) От вас зависит, вберете ли вы это. Я просто здесь. (У.Г.: Но это полностью зависит от правильности учителя.) Это правильно, потому что для меня здесь нет никого, с кем делиться, потому что я вижу вас как себя. Есть только одно. (У.Г.: Мы все видимся именно так, все, везде.) Все одно и то же. (У.Г.: Не только все те, кого вы видите?) Еще раз, это как зеркало и его отражение. Я отождествляюсь с зеркалом, но я также вижу и отражение. Но я понимаю, что отражение – это зеркало. (У.Г.: Зеркало сбивает с толку себя?) Зеркало создает свои изображения, отражения. (У.Г.: Зеркало создает свои ошибочные концепции, ложные изображения?) Но, на самом деле, они не существуют. (У.Г.: Если они иллюзорны, то они не существуют на самом деле.) Они не существуют. (У.Г.: Странно, что зеркало это делает, оно, что, никогда не устает от этой ерунды?) Это не совсем так, что зеркало это делает. Кажется, что оно это делает. (У.Г.: Тогда что это делает?) Ничто. (У.Г.: Это делает ничто?) Нет никакого делания. (У.Г.: Это просто возникает?) Ничего не делается. (У.Г.: Это просто плоскость, которая не возникает?) Не возникает. (У.К.: Поэтому все так умиротворенно, когда ума нет.) Поэтому, когда ваш ум тих, вы обнаруживаете блаженство.

У.Т.: Я не понимаю, почему Эд чувствует «я» в своей груди, хотя вы говорили о ничто.

Р: Такое бывает. Конечно, перед тем, как вы придете к ничто, вы можете чувствовать это в своей груди. Такое случалось со многими людьми. Мы говорим о ничто, а вы переживаете ничто? Говорить об этом и переживать это – две разные вещи.

У.Г.: И также есть разные уровни этого? Эд чувствовал, что ничего нет, на каком-то уровне он был ничто, но, очевидно, это не был самый глубокий уровень, потому что теперь чувство «я» возникает, причиняя некоторую боль. (Р: Для некоторых людей кажется, что есть уровни.) Это еще одна иллюзия, ладно. Конечно, иллюзии кажутся таковыми, что они есть. На мгновение, вы знаете, что они на мгновение, но пока они длятся, они видятся так, что они есть.

Р: Поэтому я всегда привожу голубое небо. Всегда думайте об этом, когда вы запутались, потому что, в действительности, нет ни неба, ни голубого. (смеется) Есть только пространство. Но мы думаем, что небо голубое. И что змея – это веревка, а веревка – это змея. Мы думаем, что в темноте веревка, это змея, но при исследовании мы обнаруживаем, что это веревка. И как только мы обнаруживаем, что это веревка, мы больше никогда не обманемся.

Как только вы обнаруживаете свою реальность, вы больше никогда не обманетесь. Как мираж в пустыне, когда вы видите воду, а затем, после исследования, воды нет, есть только песок. То есть мы видим вещи, видим изображения. Наши органы чувств говорят нам, что повсюду есть изображения, но при рассмотрении вы обнаружите, что это совсем не изображения. Они не существуют. Есть только пространство. И все изображения наложены на пространство. Изображения не существуют сами по себе. Если бы не было истинного Я, не было бы изображений. 

У.Г.: То есть, это истинное Я порождает изображения?

Р: Очевидно.

У.Г.: Очевидно или на самом деле?

Р: Очевидно. Потому что, на самом деле, истинное Я ничего не порождает. Но так кажется. (У.Г.: Оно вызывает изображения косвенно?) Истинное Я содержится само в себе. Истинное Я самосодержащееся. Оно абсолютно ничего не делает. Но, пока мы являемся изображением, или считаем, что мы тело, кажется, что истинное Я проецирует изображения. Но когда вы осознаете, что вы не тело, все это прекращается. (У.Г.: Это майя?) Это майя, лила. (У.Г.: Слишком лила.) (смех) Очень многие люди получают удовольствие от игры и проблем со своим здоровьем, банковскими счетами, женами, мужьями. Они продолжают отождествляться с этими вещами, а пока вы привязаны к чему-то, вы не можете обнаружить свободу. Я не говорю, что вы не должны ничего иметь. Владейте всем, чем хотите, но никогда не давайте вашим владениям владеть вами.

У.К.: Или чьими-то еще владениями.

У.Э.: Я разговаривал с одной женщиной, которая виделась с вами, я ей порекомендовал сюда прийти. И она сказала: «Роберт слишком продвинутый для меня. Я просто хочу, чтобы майя была более комфортной». (смех)

Р: Конечно, это состояние большинства людей.

У.Э.: Но ей это было ясно.

Р: Именно поэтому мир находится в том шатком состоянии, в котором он находится, поскольку все увлечены своими собственными играми, так сказать.

У.К.: Поэтому это особенно острое лезвие, этот путь. Он как лезвие бритвы.

Р: Он может порезать вас.

У.Г.: Было бы хорошо, если бы никто не вмешивался в мою игру, тогда бы я смог продолжать ее целиком и полностью без всяких проблем. (Р: Это верно.) Но она в конфликте с играми других. (Р: Точно. В этом вся ирония.) (смех)

У.К.: Есть ли кто-нибудь, кто может и иметь свой пирог, и есть его? (У.Г.: Мы все стараемся.)

Р: Пока вы называете это пирогом, это так, словно есть что-то для вас. Что за пирог? (У.К.: Пирог живет и наслаждается миром, а сахарная глазурь получает реализацию.) Когда вы осознаете истину, практически невозможно наслаждаться миром. (У.К.: Ну да, я так и думаю.) Потому что мир все время меняется. (У.К.: То есть, на самом деле нет способа, чтобы и иметь пирог, и съесть сахарную глазурь, верно?) И снова, мир – это не пирог. 

У.К.: Я думаю, что в этой комнате есть только один человек, кто может это сделать. (Р: Кто это?) Сэм.

У.С.: (отвечает) Что? (смех) (Р: Он ел много пирогов) Это был не пирог.

Р: Рамана Махарши говорил, что единственная проблема, которая у вас действительно есть, в том, что вы верите, что вы были рождены. (У.Т.: Это был ваш главный вопрос сегодня.) Да? (У.Т.: «Чем мы были до того, как были рождены?) До сознания. (У.Т.: Что на самом деле происходит в момент рождения, не так ли?) Что в момент рождения? (У.Т.: Сознание?) Да, сознание появляется в момент рождения. Но до сознания ничего не было – пространство.

У.К.: Но потенциала для сознания не было? (Р: Абсолютный ноль.) Но до этого было что-то, чтобы быть концепцией.

Р: Пока есть что-то, это не то. Нет вообще ничего. Это вне слов и мыслей. (У.Т.: Но что-то есть.) Что это? Что? (У.Т.: Если мы не были рождены, это означает, что что-то было до того, как мы подумали, что рождены.) Что это было? Кто подумал? (У.Т.: Ой, извините. Я использовал это слово.) Нет, но что это было? Кто был это что-то? Это тайна. Никто не знает. (У.Т.: Мы не знаем этого, но что-то было.) Ничего нет. Но ничто лежит за пределами органов чувство, поэтому это звучит глупо. Когда ваш ум тих и умиротворен, вы сидите в тишине, тогда вы становитесь тем, о чем вы говорите, и это ничто иное, как ваше истинное Я. Не пытайтесь объяснить истинное Я. Как только вы пытаетесь Его объяснить, это не то. Именно это я имею в виду, когда говорю, просто будьте истинным Я, будьте Собой, и вы будете в безопасности. Не будьте этим и тем, будьте Собой. Не будьте женщиной, не будьте мужчиной, ничем не будьте. Просто будьте истинным Я. (У.Г.: Тогда «истинное Я» — это просто слово, которое указывает на то, что вне слов, неописуемо, и не может быть объясненным.) Да. (У.Г.: Это как указывающий палец.) Как стрела. Палец, указывающий на луну.

(тишина)

Р: Только что мы сидели в тишине пару минут. Какие мысли приходили вам? Не рассказывайте, просто подумайте про себя. Какие-бы мысли ни были, хорошие или плохие, они должны уйти. Даже если вы думаете, какой замечательный сатсанг, это должно уйти. Все мысли должны уйти, потому что ваш замечательный сатсанг не принесет вам самореализации, а пустота принесет нирвану.

Много раз я говорю новичкам на встрече: «Пожалуйста, не верьте ничему, что я говорю». Зачем вам верить? Экспериментируйте сами и смотрите, что происходит. Только не принимайте слепо то, что я говорю. Обнаружьте это для себя. Не позвольте ни одному дню пройти без того, чтобы не попрактиковать что-нибудь самому: задать себе вопрос, быть свидетелем, использовать мантру «Кто я?». «Кто я?» — это не мантра, помните это, это метод, которому мы учим. Если вы хотите мантру, со своим дыханием: «Кто я?» на вдохе, «Я есть брахман» между вдохом и выдохом, и «Я не есть тело» на выдохе. Если вы будете это практиковать, то это займет вас и оставит без размышлений. Это единственная цель. Чтобы сделать вас однонаправленным, чтобы вы могли перестать так много думать. Потому что многие люди приходят и говорят: «Прямой путь – очень трудный для меня, потому что я не могу перестать думать. Я всегда о чем-то думаю, мысли просто приходят ко мне. И даже когда я задаю вопрос: «К кому они приходят? Я не могу остановить их». Поэтому я даю им эту мантру, чтобы они имели замену на какое-то время. И когда они заменяют, то становятся сильнее, а ум становится слабее. Они становятся сильнее, а ум становится слабее до тех пор, пока не перестанет думать.

Конечно, другой путь – это полное предание Богу, или истинному Я. Даже когда я говорю «полное предание Богу», некоторые люди все равно верят, что они должны предаться какому-то внешнему божеству, но нет никаких внешних божеств. «Полное предание Богу» означает предаться себе, отбросить все свои желания, потребности, вопросы, и просто сказать: «Да будет воля Твоя». Вот и все. Позвольте истинному Я, или Богу позаботиться обо всем. Не имейте ни о чем беспокойных мыслей. И если вы действительно полностью сдадитесь Богу, то будете в порядке. О вас позаботятся. Какой бы метод вы ни использовали, он будет вести вас только вверх.

У.Г.: Иногда я находил, что с помощью вичары ум тихий. А иногда бывает, словно шквал мыслей. Это как стендовая стрельба, словно мне нужен пулемет для каждой мысли, которая проходит. (Р: Да.) А еще иногда я нахожу, что там, где я думал, я был тих, ни с того, ни с сего появляется движением мыслей, это не слова, но это, упс, и есть одна, как огромная рыба под океаном.

Р: Да. Сначала наблюдайте за ней, не действуйте, затем задайте вопрос: «К кому она приходит?» Делайте и то, и другое, наблюдайте и задавайте вопрос. (У.Г.: Это на самом деле забавная игра.) Да, это так.

(раздают прасад)

Р: Хорошо, это сознанию. 

У.Т.: Это как сказать: «Вот идет ничто».

Р: Ничто, это то, что вы есть. Вы хороши для ничто. Разве вы не счастливы, что я вам это сказал?

У.Т.: О, я в это не верю.

Р: Вы хороши для ничто! Ничто есть все.

У.Т.: Ладно, я приму это. (смех)

У.Г.: Мы все хороши для ничто.

Р: Конечно!

(обрыв в аудиозаписи, затем Роберт завершает сатсанг)

Р: Помните, любите себя, поклоняйтесь себе, молитесь себе, находите радость в себе, потому что Бог пребывает в вас как вы. Покой. Спасибо, что пришли, я всех вас люблю. Всего хорошего.

(аудиозапись заканчивается)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *